Психологическое здоровье подростков

Дорогие друзья!

Как часто у нас возникают вопросы:

  • С чего начать?
  • А если это любовь?
  • Почему мне плохо и одиноко?
  • Как стать уверенным в себе?
  • Как добиться успеха?
  • Почему меня никто не понимает?
  • Как избежать конфликтов и начать жить в мире с окружающими?
  • Как разобраться в делах сердечных и построить уважительные отношения с любимым человеком?
  • Как избежать вредных привычек?
  • Как не допустить насилия?
  • Что делать, если предлагают наркотики?
  • Как сделать что-либо полезное для себя и для других?

Специалисты службы психологического доверия, психологи и психотерапевты ГКДЦ «Ювента» готовы в любой момент помочь Вам!

  • Приходите! Звоните! Пишите!
  • Проконсультируем! Выслушаем! Напишем ответ!
  • И никому не расскажем!

 

Как мне «увидеть» своего ребенка?

"Я тебя Вижу"- понимаю, чувствую, доверяю (На'ви "Аватар")

Главной ценностью каждого человека является его семья, ее роль несравнима ни с какими другими социальными институтами, ведь именно в ней формируется и развивается каждая личность. То, какое воспитание получит ребенок в семье, в дальнейшем будет влиять на его жизненную позицию, успешность, умение выстраивать отношения с окружающими, добиваться поставленных целей, справляться с жизненными трудностями и невзгодами.

Для любого ребенка семья – это целый мир, в котором он живет, действует, совершает открытия, учится любить и ненавидеть, радоваться и сочувствовать. Будучи ее членом, ребенок вступает в определенные отношения с родителями, семейная атмосфера и особенности взаимоотношений между членами семьи формируют характер ребенка, определяют модель его поведения: он растет либо открытым, доброжелательным, уверенным в себе, либо замкнутым, тревожным и агрессивным.

Не секрет, что воспитание детей процесс очень сложный, причем как для родителей, так и для детей. Радость события, связанного с рождением и воспитанием детей, не отменяет уникальности и новизны ситуации. Ребенок и родитель впервые осваивают свои роли во взаимодействии, то есть, проходят совместный  процесс адаптации к новой ситуации, для которого требуется колоссальное количество эмоциональных и физических вложений с обеих сторон.

Правда, в отличие от ребенка у родителя (в большинстве случаев) уже есть представления о том, «как дитя должно себя вести», как и чему его нужно учить, и как оно должно реагировать на ту или иную ситуацию. Конфликт происходит тогда, когда модель поведения ребенка не вписывается в систему представлений родителя, и он как «компетентный взрослый» (имеющий право) возмущен этим фактом и требует соответствующего поведения, часто без учета потребностей ребенка, связанных с его эмоциональным и физическим состоянием.

Для ребенка все происходит впервые, он познает окружающее, собственные возможности, потребности через отношение к себе родителей, близких, в зависимости от их реакции формируется представление о себе.

На способность взаимодействовать с окружением, приспосабливаться к существующим требованиям среды и правилам оказывает влияние то, как и каким способом ребенок воспринимает и обрабатывает информацию, особенности развития его эмоционально-волевой сферы.

Сложности возникают в том случае, когда родители игнорируют, категорически не принимают или стараются «перекроить» имеющиеся особенности в поведении или развитии ребенка. В ответ на это у ребенка может формироваться защитная модель поведения – агрессия, непослушание, отсутствие желания познавать что-то новое, избегание общения.

Несовпадение собственного представления о себе с мнением близких, окружающих приводит к повышению напряжения, тревоги (причем не всегда осознанной), что «закрепляет» имеющуюся несостоятельность ребенка и нарушает процесс его развития.  Кстати, чрезмерная, «всепоглощающая» родительская любовь и тотальный контроль поведения  (независимо от его возраста) вредит ребенку не меньше, чем враждебность.

Можно ли это изменить? Можно и нужно! Главное — чтобы все, кто способен повлиять на ситуацию, были вовлечены и заинтересованы в процессе.

Зададимся вопросом: для кого в первую очередь являются проблемными проявления тонкой/специфической организации нашего ребенка: для нас, для окружающих, для него самого? Как они сказываются на его познавательной деятельности, общении со сверстниками, учебе, успешности?

Попробуем взглянуть на ситуацию с другой стороны: да, ребенок развивается по своему «индивидуальному плану», имеют место особенности взаимодействия с окружающими, он мыслит другими категориями, реагирует на события не так, как принято большинством, не вписывается в имеющиеся стандарты, не соответствует нашим ожиданиям. Но, каким бы специфичным ни был процесс развития, он проходит здесь и сейчас — при нашем участии. Поэтому от того, как мы будем выстраивать отношения, понимать потребности и учитывать в первую очередь (!) возможности самого ребенка, будет зависеть его будущее и наша родительская состоятельность.

Очень может быть, что организация условий развития — поддерживающая, эмоционально теплая обстановка в семье (не «тепличная», а естественная, с учетом возможностей и потребностей всех членов семьи), адекватное возможностям ребенка отношение в социуме (отсутствие рамок, в которые нужно вписаться, чтобы соответствовать и т.п.) — приведет к тому, что «защитный механизм» в виде агрессии, напряжения, сопротивления отпадет за ненадобностью и ребенок будет более успешным и гармоничным в соответствии со своей уникальной программой развития.

А всего-то и нужно – Увидеть своего ребенка…

Медицинский психолог ГКДЦ «Ювента» Т.А. Кононова 

Депрессия у детей и подростков

Депрессия у детей и подростков встречается реже, чем у взрослых и носит стертый характер. У детей, как правило, типичная для взрослых «триада» (замедление речедвигательной активности, тоскливое настроение, идеи самообвинения) выражена неярко. Депрессивные состояния чаще сопровождаются вегетативной симптоматикой: сухость слизистых, запоры, тахикардия, расширение зрачков. Классические (эндогенные, психотические) депрессии возникают в начале без предшествующей острой или хронической психотравмирующей ситуации. Невротические депрессии возникают, в первую очередь, на фоне семейного неблагополучия, конфликтов между родителями, разводов, смертей одного из родителей. В возрасте, предшествующим подростковому, снижение настроения маскируется под нарушение поведения, с 14-15 лет формируются идеи самообвинения, мысли о собственной ненужности, бессмысленности жизни, суицидные мысли. Описанные ниже варианты депрессий встречаются как при неврозе, так и при психозе (более глубоком психическом расстройстве).

Одним из наиболее частых депрессивных «амбулаторных» состояний являются соматизированные (маскированные) депрессии. На первый план в клинической картине заболевания выступают различные «соматические» жалобы – боли в сердце, приступы удушья, боли в животе, головокружения. Ребенок при этом не жалуется на сниженное настроение, ему скорее «плохо, скучно, не по себе». Он меньше играет, общается, может снизиться аппетит. Диагностика таких состояний крайне трудна и зачастую только назначение антидепрессантов проясняет картину.

Значительные диагностические трудности вызывают адинамические и астенические депрессивные фазы аффективных психозов. Дети и подростки становятся безынициативными, унылыми домоседами, жалующимися на повышенную утомляемость, разбитость или наоборот, отказывающиеся от любой помощи.

Делинквентный эквивалент депрессии является одним из самых распространенных вариантов депрессивных состояний у детей и подростков. В прошлом спокойный и послушный ребенок постепенно становится все более неуправляемым, грубит родителям, теряет интерес к учебе, попадает в компанию сверстников, склонных к правонарушениям. При этом такой подросток как будто специально выбирает ситуации, в которых он будет наказан. Кроме того, для данного варианта депрессии характерно снижение аппетита, похудание, разнообразная вегетативная симптоматика.

Необходимо отметить, что описанные состояния могут протекать годами, носить волнообразный характер, постепенно утяжеляя состояние подростка. Своевременное обращение за помощью к врачу-психиатру с целью постановки диагноза и назначения медикаментозной терапии, в первую очередь, антидепрессантов, поможет быстрее редуцировать симптоматику и улучшить состояние и качество жизни подростка.

Врач-психотерапевт Светлана Кутехова 

 

Особенности суицидального поведения подростков

К общим признакам суицидального поведения относят:

  • Прямые или косвенные сообщения о суициде или непереносимости жизни – «Лучше бы я умер», «Лучше бы я не родился», «Зачем ты меня такого родила» и пр.
  • Поиск средств совершения суицида – бритвы, веревки, ножи, таблетки и пр.
  • Озабоченность темой смерти – рисунки, стихи, прослушивание музыки, чтение книг на тему смерти.
  • Безнадежность – ощущение безвыходности, невозможности счастливого финала.
  • Самообвинение – чувство собственной никчемности, вины, стыда. «Всем будет лучше без меня».
  • Ритуалы завершения. Выражение необычных пожеланий, прощание, просьбы о прощении, передача ценных вещей, выражение последней воли.
  • Резкая смена настроения от тревоги к спокойствию. Резкое переживание покоя или даже счастья после периода подавленности может говорить о том, что человек принял решение о суициде.

Для подростков наиболее типичными признаками являются:

  • Изменения в пищевых привычках, в качестве и продолжительности сна.
  • Отдаление от друзей, членов семьи, снижение повседневной активности.
  • Насильственное или бунтарское поведение.
  • Уходы, побеги.
  • Употребление ПАВ.
  • Необычная неприязнь по отношению к себе и своему внешнему виду.
  • Постоянное ощущение скуки, трудности концентрации, снижение успеваемости.
  • Частые жалобы на соматические проявления, связанные с эмоциональным состоянием: боли в животе, головные боли, тошнота и пр.
  • Непереносимость похвалы или вознаграждений.

Как я могу помочь своему ребенку?

Тип помощи 1. Разговор на тему суицида

Когда человек находит признаки суицидального поведения у своего близкого, он обычно тревожится, не понимая, нужно ли говорить на эту тему. Что если этот разговор оттолкнет его или еще хуже – подтолкнет к необратимому исходу? В таких ситуациях опасаться и чувствовать собственное бессилие — абсолютно нормальная реакция. Тем не менее, ребенок очень нуждается в этом разговоре, а проявление заботы и внимания не могут подтолкнуть его к этому шагу. Само по себе выражение соучастия и сочувствия разрывают круг одиночества и отверженности, предотвращая суицидальную попытку.

Вы можете выбрать, как начать разговор: «Я очень беспокоюсь за тебя в последнее время», «Недавно я заметил/а в тебе некоторые изменения, и переживаю, как ты сейчас себя чувствуешь», «Я хочу побыть с тобой рядом, потому что чувствую, что в последнее время что-то не так».

Вы можете задать вопросы: «Как давно ты так себя чувствуешь?», «Возможно, что-то случилось в твоей жизни, что так сильно сейчас влияет на тебя?», «Можно, я поддержу тебя сегодня?», «Возможно, попробуем вместе обратиться за помощью?».

Вы можете сказать фразы поддержки: «Ты не один. Я здесь рядом с тобой», «Да, я не могу до конца понять, что ты чувствуешь, но я хочу быть вместе с тобой и хочу помочь тебе», «Что бы ни происходило, что бы ни случилось, ты — мой ребенок и я всегда буду за тебя».

Когда вы разговариваете очень важно:

Быть собой. Старайтесь не играть, не заискивать, не пытаться быть сильнее, чем вы есть. Уязвимый человек очень чуток к фальши. Просто выражайте обеспокоенность, заботу, неравнодушие, подбирая свои слова и выражения. Ваш эмоциональный настрой гораздо важнее содержания вашей речи.

Слушать. Дайте возможность говорить. Ваша беседа проходит в правильном ключе, если ваш ребенок говорит больше вас. Будьте готовы к тому, что он будет выражать гнев или недовольство, или его поведение покажется провокационным. Старайтесь выдержать и принять эти чувства без оценки, постарайтесь увидеть боль за гневом.

Быть принимающим, не осуждающим, уверенным, спокойным. Ваша задача – продемонстрировать, что выражение чувств – это правильно и безопасно, а также то, что на вас можно опереться, даже когда весь мир рушится.

Выражайте надежду. Уверяйте, что помощь возможна, что чувства – временны. Дайте знать вашему ребенку, что его жизнь очень дорога для вас.

Воспринимайте в серьез. Иногда наши собственные страхи и неуверенность подталкивают обесценить жалобы ребенка или снизить для себя их выраженность. В данной ситуации общения важно передать, что вы принимаете его боль в той мере, в какой он вам передает, и что вы серьезно относитесь к его представлениям о мире, о себе, о других людях.

Когда вы разговариваете важно избегать:

Споров. Старайтесь не обесценивать и избегать фраз: «Все не так страшно, как тебе кажется», «Все будет хорошо, вот увидишь», «Это и не проблема вовсе, ты не знаешь, что такое настоящая проблема», «У тебя в жизни так много хорошего», «В твоей жизни еще столько Маш будет», «Забудь» и пр.

Наставлений. Уходите от длинных лекций о ценности жизни или о том, что суицид – это грех. У вас может остаться чувство, что вы сказали правильные вещи, но вы должны понимать, что вы говорили о своем опыте и о своих ценностях, увеличив дистанцию между собой и вашим ребенком. Такие лекции часто усиливают ощущение одиночества и непонятности. Вашему ребенку потребуется целый путь, чтобы понять и принять то, что вы говорите.

Обещаний конфиденциальности. Избегайте обещаний, которых вы не сможете выполнить. Возможно, вам потребуется обратиться к специалисту или госпитализировать вашего ребенка. Обещание конфиденциальности подорвет доверие в этом случае.

Поддержки суицидального решения. Это кажется очевидным, но иногда в доверительной беседе подростки как будто спрашивают разрешения, чтобы завершить суицид. Важно быть стойким и последовательным в собственном отношении.

Обвинять себя. Вы не можете заставить кого-то чувствовать то, что он не чувствует, вы не можете остановить депрессию только собственным желанием. Вы можете только быть рядом.

Тип помощи 2. Оказание срочной помощи.

Если вы знаете, что ваш ребенок размышляет о смерти и суициде, необходимо оценить степень риска его завершения. Прежде всего, можно говорить о степени наивысшего риска, если у ребенка есть:

  • план суицида,
  • средства для его совершения,
  • определено время,
  • есть намерение его завершить.

Данный этап соответствует последнему заданию игры «Синие киты». Соответственно, чем дальше ребенок продвинулся в суицидальном квесте, тем выше вероятность летального исхода.

В данной ситуации ваши действия должны быть незамедлительными, уверенными и не оставляющими тени сомнений. Вопреки желаниям или просьбам вашего ребенка.

  • Срочно необходимо обратиться в службы экстренной помощи.
  • Убрать все потенциально опасные средства совершения суицида.
  • До прихода помощи ни при каких обстоятельствах не оставлять ребенка одного!

Тип помощи 3: Предлагайте помощь и поддержку

Когда ваш ребенок нуждается в заботе и внимании в связи с суицидальным поведением, вы должны стараться оказывать ее 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Тем не менее, не забывайте, что вы лишь можете предложить поддержку, но не сможете заставить ребенка опереться на вас. Ему потребуется самостоятельно принять ответственность за собственное восстановление.

Помощь ребенку в кризисной ситуации требует максимального напряжения, терпения и храбрости. Старайтесь не забывать о самом себе в процессе оказания помощи. Найдите того, кому вы сможете рассказать обо всем случившимся, разделить свои страхи и тревоги.

После обращения за профессиональной помощью в случае суицидальной попытки или высокой суицидальной угрозы старайтесь выполнять следующие рекомендации.

  • Не переставайте поддерживать вашего ребенка после обращения к специалисту. Высокая опасность повторения сохраняется в течение 1 года.
  • Помогайте выполнять назначения врача, участвуйте в назначенной терапии.
  • Демонстрируйте открытость и принятие.
  • Создавайте приятные события исходя из потребностей ребенка.
  • Создавайте включать ребенка в разные социальные круги исходя из его интересов.
  • Придерживайтесь общих правил для всей семьи без исключений.

Старший преподаватель кафедры клинической психологии ИСПиП, психолог А.Н. Муралова, психолог центра «Ювента» Т.А. Кононова 

Разбор степени опасности суицидальных групп

Почему группы смерти привлекательны для подростков?

Основной ключ к пониманию суицидального поведения – неудовлетворенные потребности. Как мы увидим при разборе, группы смерти удовлетворяют большое количество потребностей подростка. Вот, некоторые из них.

Безопасное выражение боли. Многие из вас вспомнят, что существует ряд причин, почему мы не делимся собственными переживания с родителями или людьми старшего поколения. Прежде всего, мы их бережем и не хотим заставлять волноваться лишний раз. Возможно, мы понимаем, что они не смогут нас понять по-настоящему. Хуже, если мы заведомо знаем, что наши родные обесценят наши чувства или отмахнуться по принципу «ничего страшного». Еще страшнее, если они начнут ругать нас за то, что нас обидели, или же нам неловко, страшно или обидно.

Легче всего поделиться болью с человеком, который не будет осуждать, потому что переживает что-то подобное, не правда ли? Сейчас уже трудно найти эту информацию из-за блокировок, но когда статья только вышла, можно было встретить сотни сайтов со стихами завораживающей красоты, под которыми разворачивалось обсуждение на десятки комментариев. Многие из них начинались со слов «я тебя понимаю…».

Эффект присутствия аудитории. Когда человек становится взрослым, он быстро забывает, что подросток с большим трудом различает внешнюю реальность и представления о ней. В результате концентрации на собственном внутреннем мире и внешности создается иллюзия пристального внимания со стороны других. Даже когда подросток оторван от своей компании и, скажем, идет с мамой в магазин, воображаемая аудитория в его голове не перестает оказывать на него влияние. Эти ощущения соответствуют картине оценивающего и критического взгляда публики на актера, вышедшего на сцену. Добавьте сюда личный миф, суть которого заключается в ощущении уникальности собственных переживаний и чувств, и вы получите модель обсуждаемой социальной группы: «Я выношу на суд публики свои уникальные переживания, но никогда не буду понят до конца».

Нестандартная красота. Подростку очень важно понять, кто он такой, поэтому ему важно примерить на себя маски, проиграть разные роли. Искомая идентичность формируется за счет понимания двух фактов: чем я схож с другими людьми, чем я отличаюсь от других людей. Важно понять, что второй пункт не менее важен, чем первый, но он часто становится болезненным моментом для родителей. Вдруг ребенок начинает красить волосы в фиолетовый цвет, или делает тоннели в ушах, или увлекается мистической литературой, или слушает корейскую музыку. Рамки и границы кажутся для подростка слишком тесными, новое ему необходимо как воздух, и, если удается совместить выход за рамки стандарта с темой переживания, это становится важной ценностью, которую подростки яростно защищают. Группы подобные синим китам предоставляли широкие возможности для творчества и самовыражения, но когда они станут «мейнстримом», безусловно, потеряют свою привлекательность для своей аудитории.

Исследование темы смерти. Несмотря на то, что тема смерти является волнующей для всех членов семьи, зачастую она бывает табуированной. Такое жесткое отношение имеет ряд причин, начиная от традиции «не говорить о плохом, чтобы не случилось», заканчивая наличием собственных страхов у взрослых, невозможности отреагировать собственную боль. Тем не менее, даже если мы не можем себе позволить говорить с нашим ребенком о смерти, что нам нужно знать о его представлениях?

Зачастую представление об умирании в этом возрасте носит романтический характер. Подростки могут рассматривать смерть как философскую проблему, как вероятностный исход жизни.  На данном возрастном этапе еще не чувствуется жизненная перспектива – все самое главное происходит здесь и сейчас, а сиюминутные задачи важнее, чем вероятные долгосрочные последствия. Поэтому некоторым подросткам суицид представляется как обратимое явление, или как свершившийся факт, не требующий сожалений. Зачастую при фантазировании о собственной смерти присутствуют фантазии о том, как подросток будет видеть со стороны тех людей, которых он покинул, или как его уход заставит их страдать и жалеть о содеянном. Также это могут быть фантазии о том, что близкие поймут истинные чувства, которые он испытывал, но не были замечены при жизни. Группы смерти подхватывают романтизированный образ смерти подростка, откликаются атрибутикой и эстетикой, дают возможность соприкоснуться с запретной темой, которая вызывает страх и любопытство. Так, они удовлетворяют эту потребность.

Тайна. Выращивание собственного Я — очень интимный процесс, а новая идентичность появляется на свет нежной и ранимой. Она нуждается в защите, и для этого нужна тайна. Также нужны коды, пароли, свой язык, символы, элементы одежды и прочие атрибуты. Ощущение избранности, но сопричастность.

Адреналин и риск. Переживать острые ощущения, учиться бояться и испытывать себя — одна из потребностей данного возрастного периода, которая имеет под собой не только психологические, но и физиологические причины. Адреналин сам по себе связан с приятными ощущениями, но также за переживанием риска лежит удовольствие от испытания себя, от чувства контроля за ситуацией, от впечатления, которое я произвожу на окружающих. Страх, который несут в себе группы, становится привлекателен для подростков, не отталкивая их, а, напротив, заманивая острыми ощущениями.

Свобода в подчинении. Мир подростка отличается и от мира ребенка и от мира взрослого. Несмотря на всю свою демонстрируемую независимость, подростки очень нуждаются в наставничестве. Как правило, самым успешным наставником может стать не человек из отвергаемого мира взрослых, а из мира молодых людей, олицетворяющих уже освободившегося от запретов ребенка. Этот эффект давно изучен, и используется в программах, построенных по принципу равный-равному. Игра Синий кит использует эту особенность в предоставлении координатора по игре – человека, знающего структуру, имеющего власть над игроком, представляющего собой проводника к финальной точке.

Если мой ребенок вступил в группу смерти, он точно хочет умереть?

Нет, возможно, он ищет отклик на ряд своих потребностей, которые мы обсуждали выше.  Мотивов вступления в группу может быть множество и объективная оценка риска осложняется тем, что они могут быть разной степени осознанности. Поиск понимания, поддержки и наставничества; игра с опасностью, соприкосновение с запретным; проявление бунта, независимости, протест против контроля; спасение и наставление «заблудших» и многие другие оставляют прямой мотив совершения суицида в стороне.

Тем не менее, ключевым для нас должен стать тот факт, что даже в случае самого худшего сценария, когда человек казалось бы сознательно ищет поддержку в своем решении завершения суицида, он не уверен до конца: внутри происходит борьба мотивов жизни и смерти. В кризисном консультировании мы называем этот феномен амбивалентным отношением и именно на него мы опираемся, когда помогаем справиться с кризисным состоянием.

Психолог центра «Ювента» Т.А. Кононова